Запертая комната

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запертая комната » Люди и лица » Франсуа Эжен Видок


Франсуа Эжен Видок

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Франсуа Эжен Видок (François Eugène Vidocq) – довольно заметная личность в «детективной» среде. Начинал он как преступник, однако затем стал первым главой Главного управления национальной безопасности Франции (Sûreté Nationale), а потом – одним из первых частных детективов. Его по праву считают «отцом» уголовного розыска в его нынешнем виде.
Информацию о нем можно найти в его автобиографии. Хотя написана она литературным негром, наверняка он сообщал факты и редактировал. Приукрашивал ли? Вероятно.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/6/68/Vidocq.jpg

2

Детство и отрочество

Итак, Эжен Видок родился 23 июля 1775 года в Аррасе в семье булочника, в которой оказался пятым ребенком. В ночь его рождения бушевала гроза, что, по поверьям, означало бурную биографию младенца. Бурная биография не заставила себя ждать. С самых нежных лет этот шустрый постреленок был грозой окрестной ребятни. Родители, чинные буржуа, были в ужасе – не помогали ни кнут,  ни пряник. Когда чаду исполнилось 10 лет, отец решил применить трудотерапию – он заставлял Эжена разносить свежую выпечку покупателям. Но каждый раз дитятко возвращалось без денег, объясняя, что их отняли хулиганы. Хулиганы! В соседних кварталах даже крепкие парни постарше старались обходить драчуна Видока за версту! Деньги же тратились на выпивку, карты а вскоре и девиц.

«Кабаки да бабы доведут до цугундера», а если еще и карты…  Видок попался местным шулерам, проигрался, влез в долги и был «поставлен на счетчик». После того, как мальчик для уплаты долга стырил из дома столовое серебро, его уважаемый папенька не выдержал и сдал сына в тюрьму для малолетних преступников.  Правда, через две недели все же простил и вернул домой. Ненадолго – в 14 лет парнишка сумел узнать, где родители прячут деньги и, когда тех не было дома… ну да, прихватив все семейные накопления, и двинулся на поиски счастья и удачи в полную чудес Америку. Добрался он, правда, только до порта Остенде, где его заманили в притон, напоили и ободрали, как липку. Эжен устроился в бродячий цирк. Сперва его использовали как мальчика на побегушках, но потом повысили до «людоеда южных морей». В его обязанности входило на глазах изумленных зрителей есть сырое мясо и глотать камни. Почему-то Видок не обрадовался такому карьерному росту и со скандалом покинул труппу. Следующая остановка – театр марионеток. И все бы хорошо, да кукольник обнаружил, что юный подмастерье наставил ему рога.

Видок вернулся к родителям. Сердце не камень, и они его в очередной раз простили. Некоторое время юноша развлекался, как мог – пил, волочился за актрисами, бездельничал. Много ли среди наших родителей тех, которые обрадовались, если бы сын объявил, что уходит в армию? Родители Видока обрадовались.

3

Военная карьера

Видок обладал не только желанием прожигать жизнь, но и честолюбием. Поэтому и решил найти способ отличиться. Но боевые действия сперва не были особо активными, и Бурбонский полк, к которому он был приписан, оставался на постое в Аррасе. Но Видок отличился, как мог – он кутил в кабаках, участвовал в 15 дуэлях, убил несколько противников и получил большое количество дисциплинарных взысканий. Потом все же его часть попала на фронт, где и была разбита. Видок переходил из полка в полк, и в перерыве между отсидками под арестом за разные проступки довольно храбро сражался. В сентябре 1792 года ему удалось отличиться, и его произвели в капралы. Через полгода вместе с генералом Дюмурье он перешел на сторону австрийцев. Там ему показалось, что ему уделяют слишком мало внимания, он обиделся и перешел обратно на французскую сторону (в автобиографии он объяснил свой обратный переход тем, что не хотел сражаться против своих). По идее, его должны были казнить, как изменника, но обошлось.

Видок вернулся в родной Аррас. Прожито всего 18 лет, но прожито «с огоньком». В городе свирепствовал якобинский террор, казнили всех, кого подозревали в монархических настроениях. Сам Видок утверждал, что спас от гильотины двух дворянок. Возможно, но большую часть времени он тратил на любимые развлечения – дуэли,  выпивку и любовные похождения. Все это могло продолжаться довольно долго, но одна из его любовниц, Мари-Анна Шевалье, заявила о своей беременности и привлекла Видока к суду, который и обязал его жениться. То еще приобретение в качестве мужа. А уж когда он узнал, что юная жена беременность симулировала, желая получить в мужья приглянувшегося ей кавалера… Он сбежал в армию. Семейные сбережения прихватить при этом не забыл – вещь нужная, да и традиция, в конце концов. А брак закончился через некоторое время разводом. И карьера Видока-военного на этом завершилась.

(продолжение следует)

4

Король риска

Итак, Видок, сменив фамилию на Руссо, перебирается в Брюссель. На своем горьком опыте он убедился, как неплохо могут «зарабатывать» шулера, и сперва пробовал себя на этом поприще. Затем он вступает в «Бродячую армию» - сообщество уголовников, которые, надевая военную форму и изображая из себя героев войны, занимаются отъемом денег у населения. Не забыл Видок и про женщин – под видом такого «героя» он очаровал пожилую бельгийскую баронессу. Романтические чувства и доверчивость обошлись ей в 15 тысяч золотых дукатов. Именно с ними Видок отправила в Париж, чтобы там жить в свое удовольствие. Всего за какие-то два месяца он растратил эту сумму, и отправился бродяжничать с цыганами.

В Лилле он сошелся с некоей Франсиной – девушкой приятной во всех отношениях, но уж очень легкомысленной, и не особо щепетильной. А Видок был ревнив. В итоге он избил одного из ее любовников, и попал в тюрьму. Из тюрьмы он бежал при помощи Франсины, при этом всех охранников запер в своей камере. Дальше – жизнь, полная приключений и добывания денег сомнительными способами. Видок прикидывался то священником, то циркачом, то офицером полиции. В итоге был пойман и осужден на 8 лет каторги за кражи и подделку документов.

Это была почти верная смерть, но Эжен бежал с каторги. И дальше – все по романтической формуле Доцента: «Украл, выпил, в тюрьму!». Только вот из тюрем Видок ухитрялся каждый раз бежать. А повидал он их немало, досконально узнал все тюремные и уголовные порядки, перезнакомился с кучей уголовников и завоевал себе весьма значительный среди них авторитет. За свои дерзкие побеги он был прозван «Королем риска», о нем рассказывали истории, одна другой неправдоподобнее. Говорили даже, что он может проходить сквозь стены. 

После очередного бегства он занялся контрабандой в Бретани, где был пойман, отправлен в тюрьму Бисетр, куда помещали преступников, осужденных на смертную казнь или галеры, и которая была похуже снесенной Бастилии. Затем его перевели в Тулонский острог. Но там он пробыл всего полгода – ему опять удалось бежать, и направился он не куда-нибудь, а в родной Аррас. По дороге он обзавелся одеждой и документами обосновавшегося во Франции немца, и довольно долго жил в родном городе, выдавая себя за совершенно постороннего иностранца. К тому времени его  братья и сестры разъехались, отец умер, осталась только мать, которой Видок помогал в лавке. Хороший мальчик. Может, так и остался бы он арраским немцем-булочником, но полиция напала на его след. Опять бега… А тем временем его, как закоренелого преступника, заочно приговаривают к смертной казни.

Но тут у власти оказывается Наполеон со своими амбициями и  массовыми наборами в армию добровольцев. Вербовщики не заморачивались проверкой, и Эжен под чужим именем записывается во флот. Вскоре он оказывается на каперском корабле, нападавшем на английские суда. Затем он вернулся на берег и дослужился до капрала артиллерии. В Булони он вступает в тайное общество военных «Олимпийцы», созданное по образу и подобию масонской организации. Однако, затесавшийся в общество тайный агент выдал «олимпийцев», и оно было раскрыто властями. Последовали увольнения с воинской службы, и Видок остался с мизерной пенсией и большим семейством первой жены на руках. Он стал «подрабатывать» скупкой краденого, и опять оказался в тюрьме Бисетр.

Тюрьма Бисетр, гравюра из издания мемуаров Видока 1868 г. (с сайта http://www.history-illustrated.ru).

http://www.history-illustrated.ru/illustrations/preview/2476.jpg

(продолжение следует)

5

Тайный агент

Итак, за спиной – три бурных десятка лет. Впереди – смертная казнь или каторга. Возможно, Видок не раз вспомнил недобрым словом того агента, который выдал «олимпийцев». А потом решил взять его метод на вооружение. Видок пишет письмо господину Анри, начальнику Первого отделения парижской полиции. В нем он обещает снабжать полицию информацией. Господин Анри потребовал доказательств серьезности намерений, Видок ответил сведениями о готовящемся ограблении ювелира. Грабители были схвачены с поличным. Итак, полиция пошла на сотрудничество с «Королем риска», который переходил из камеры в камеру и собирал необходимую информацию. Которую он собирал в большом количестве и без помех – уголовники доверяли ему, и даже не прочь были похвастаться.

Через несколько месяцев Видок покидает  тюрьму. И осенью 1811 года при полицейском управлении по его проекту создается организация безопасности – Сюрте (Sûreté), фактический первый в мире уголовный розыск. Возглавил ее господин Анри, а Видок стал шефом сыскной бригады из 12 человек, которых тщательно отобрал сам из бывших уголовников. Сюрте стала грозой преступного мира. За год Видок и его люди задержала 15 убийц, 120 домушников, 73 карманника, 38 скупщиков краденого, 227 бродяг. Было раскрыто 811 преступлений и предотвращено около ста. Еще бы – ведь Видок знал уголовный мир, как свои пять пальцев. Обладая цепкой памятью, он был живой картотекой, где хранились тысячи лиц и имен преступников. Королю риска опять вынесли смертный приговор, только уже не полиция, а его бывшие «подданные» - уголовники. А сам приговоренный тем временем преспокойно заходил в самые глухие трущобы и в самые злачные места. Он прекрасно обладал искусством перевоплощения, великолепно знал жаргон и обычаи уголовного мира – и ему верили, принимали за своего. Он не только собирал информацию, а напрашивался на участие в преступлении, и даже сам организовывал их. После чего сдавал сообщников полиции. За 18 лет его службы по его наводке было арестовано свыше 17 тысяч человек, из которых более четырехсот окончило свои дни при помощи гильотины.

Конечно, очень многие полицейские невзлюбили удачливого коллегу-перебежчика. Ходили слухи, что он выдает только самых  незначительных преступников, отпуская «крупную рыбу» за взятки. Говорили, что он и его подчиненные сами воруют. В ответ на это Видок одел свою бригаду в белые перчатки, в которых карманник работать не может. Сотрудники Сюрте их носят и сейчас как символ чистоты мундира.

Бывший уголовник стал знаменитостью. Король Людовик XVIII отменяет давний приговор, в модных салонах его рассказы о жизни парижского «дна» пользуются неслыханной популярностью, начинающие писатели тайком записывают его рассказы. Видок зарабатывает немалые средства. Но новый префект полиции Делаво, занявший этот пост в 1827 году, невзлюбил Видока. Его бригада подвергается многочисленным проверкам, на нее обрушились придирки. Видоку объявили, что его подчиненные ведут себя аморально, не посещают церковь. Взбешенный всем этим Видок подал в отставку.

(продолжение следует)

6

Спаситель трона и частный сыщик

На этот раз, оказавшись не у дел, Видок не получил даже мизерной пенсии. А деньги нужны, и Видок соглашается на предложение издателя Тенона – написать и опубликовать свои мемуары. На первый том «Записок Видока» у Видока (по некоторым данным, у его литературного негра) ушло всего несколько месяцев, и он имел огромный успех. Всего вышло 4 тома, и довольно скоро «Записки» перевели на 8 европейских языков, включая русский. Под своим именем Видок опубликовал еще с десяток книг – документальные исследования «Воры» и «Словарь воровского арго», а также роман «Настоящие тайны Парижа». Также им был написан трактат «Несколько слов от автора», в котором он предлагал свои методы борьбы с преступностью и, кроме того, писал о необходимости гуманного содержания заключенных в тюрьмах и о возможности их «перевоспитания трудом» (видимо, вспомнил, как это пытался провернуть с ним его папенька-булочник).

За идею «перевоспитания трудом» Видок взялся всерьез, и недалеко от города Сен-Манде им была открыта бумажная фабрика, где работали бывшие заключенные. Однако, получилось ли у Видока с преступниками лучше, чем у его отца с ним самим, проверить не удалось. В 1832 году из-за вспыхнувшего республиканского восстания Видок был вынужден закрыть фабрику вернуться к своей деятельности в Сюрте. Им были созданы «летучие отряды», которые, используя хорошо ему известные тайные тропы, быстро попадали в тыл к бунтовщикам. Восстание было подавлено, король Луи Филипп удостоил Видока личной благодарности  и назвал «спасителем трона». Но вскоре благодаря активным действиям своих недоброжелателей Видок попал под суд – его обвинили в том, что он спровоцировал воровскую шайку на ограбление. Видок был поражен – это был его стандартный метод работы. Его оправдали, но после этого в Сюрте он проработал недолго.

И все же Видок не успокаивается, и в 1833 году он открывает первое в Европе частное детективное агентство, довольно эффективное. Сюда можно было обратиться не только для поиска преступника, но и чтобы навести справки о деловых партнерах, собрать доказательства супружеской измены. Только за первый год работы число клиентов Видока выросло до 4000. Полиция была недовольна «конкурентом», офис неоднократно обыскивали, конфисковывали дела. Но Видок, благодаря своей феноменальной памяти, мог всю свою «картотеку» хранить в голове.  Его попытались отдать под суд, но тут на смену монархии пришла республика, полиции стало не до него.

Тем временем клиентура Видока увеличивалась, появились отделения и в провинции. Неутомимый Видок трудился до самой смерти 11 мая 1857 года, в возрасте 81 года. Законных наследников у Видока не было, и все его немалое имущество перешло к его сыскному бюро.

7

Довольно интересно, что, будучи во Франции почти национальным героем, в России нарицательное имя «Видок» имело негативный оттенок. Так называли тех, кто писал доносы на своих друзей. Имя «Видок фигурирует в стихах Пушкина, в эпиграмме на Фаддея Булгарина, где Александр Сергеевич намекал именно на эту его деятельность:

Не то беда, что ты поляк
Костюшка лях, Мицкевич лях!
Пожалуй, будь себе татарин,
И тут не вижу я стыда;
Будь жид — и это не беда;
Беда, что ты Видок Фиглярин»

Появился Видок и в эпиграмме Тютчева на Бориса Чичерина:

Палач свободы по призванью,
Палач науки по уму,
Прилгавший к ясному преданью
Теоретическую тьму,
Как ты ни гордо лицемерен,
А все же знай, Видок Тетерин,
Что ты в глазах честных людей
Доносописец и злодей,
Холоп и шут самодержавья,
Достойный тяжкого бесславья
Иль смерти немца Коцебу…
Итак – свершай свою судьбу.

Видок послужил прототипом многих персонажей, среди них:
- беглый каторжник Вотрен в романе Бальзака «Отец Горио» (единственный прижизненный образ, Видок был крайне недоволен);
- благородный каторжник Жан Вальжан и подлый инспектор Жавер в романе Гюго «Отверженные» (здесь Видоку пришлось не только раздвоиться, но и преследовать самого себя);
- сыщик Лекок, бывший преступник, ставший на сторону закона, в романах Эмиля Габорио;
-«вор-джентльмен» Арсен Люпен у Мориса Леблана.
Кстати, и в образе Фантомаса находят сходство с Видоком, который также потрясающе умел менять внешность и исчезать от преследователей.

Не так давно, в 2001 году во Франции вышел фильм «Видок» с Жераром Депардье в роли сыщика, разыскивающего жуткого маньяка.

Депардье в роли Видока:

http://www.novayagazeta.ru/ai/article.45682/pics.1.jpg

Изображение Видока на почтовой марке:

http://philatelia.ru/pict/cat1/stamp/2000s.jpg

8

Ссылка на "Записки Видока": http://stepanov.lk.net/magic/vidocq/contest.html
(только, кажется, тут не все)

А вот о Видоке, как о писателе (конкретно, о "Записках") - критика А.С.Пушкина:

О "Записках Видока"
В одном из № «Литературной газеты» упоминали о «Записках» парижского палача; нравственные сочинения Видока, полицейского сыщика, суть явление не менее отвратительное, не менее любопытное.

Представьте себе человека без имени и пристанища, живущего ежедневными донесениями, женатого на одной из тех несчастных, за которыми по своему званию обязан он иметь присмотр, отъявленного плута, столь же бесстыдного, как и гнусного, и потом вообразите себе, если можете, что должны быть нравственные сочинения такого человека.

Видок в своих записках именует себя патриотом, коренным французом (un bon Français), как будто Видок может иметь какое-нибудь отечество! Он уверяет, что служил в военной службе, и как ему не только дозволено, но и предписано всячески переодеваться, то и щеголяет орденом Почетного Легиона, возбуждая в кофейных негодование честных бедняков, состоящих на половинном жалованье (officiers à la demi-solde). Он нагло хвастается дружбою умерших известных людей, находившихся в сношении с ним (кто молод не бывал? а Видок человек услужливый, деловой). Он с удивительной важностию толкует о хорошем обществе, как будто вход в оное может ему быть дозволен, и строго рассуждает об известных писателях, отчасти надеясь на их презрение, отчасти по расчету: суждения Видока о Казимире де ля Вине, о Б. Констане должны быть любопытны именно по своей нелепости.

Кто бы мог поверить? Видок честолюбив! Он приходит в бешенство, читая неблагосклонный отзыв журналистов о его слоге (слог г-на Видока!). Он при сем случае пишет на своих врагов доносы, обвиняет их в безнравственности и вольнодумстве и толкует (не в шутку) о благородстве чувств и независимости мнений: раздражительность, смешная во всяком другом писаке, но в Видоке утешительная, ибо видим из нее, что человеческая природа, в самом гнусном своем уничижении, все еще сохраняет благоговение перед понятиями, священными для человеческого рода.

Предлагается важный вопрос:

Сочинения шпиона Видока, палача Самсона и проч. не оскорбляют ни господствующей религии, ни правительства, ни даже нравственности в общем смысле этого слова; со всем тем нельзя их не признать крайним оскорблением общественного приличия. Не должна ли гражданская власть обратить мудрое внимание на соблазн нового рода, совершенно ускользнувший от предусмотрения законодательства?

Взято с http://www.rvb.ru/pushkin/01text/07crit … g/0936.htm

Интересно, это восприятие большинства в России того времени или небольшого количества людей, включая Пушкина? Многие ли в России или во Франции придерживались мнения "Цель оправдывает средства"? Цель-то была благой...

Отредактировано Крошка Мю (2011-02-22 21:21:20)


Вы здесь » Запертая комната » Люди и лица » Франсуа Эжен Видок